Если вытрясти все деньги коррупционеров — всей страной полетим на Мальдивы.

485 0
1 июля 2019 Экономика

Корреспондент «Комсомолки» и полковник ФСБ подсчитали, сколько денег запрятано в чемоданах российских подпольных миллиардеров.

Ряд громких уголовных дел последнего времени дает нам интересную картинку — все чаще у коррупционеров дома находят огромные запасы наличных денег, равные бюджету небольшого областного центра.

Самые известные примеры — два бывших полковника, эмвэдэшный Захарченко с 9 миллиардами рублей бумажных денег и фээсбэшный Черкалин с 12 «ярдами».

Но можно вспомнить и других ВИП-арестантов — губернаторов, глав районов, местных депутатов, сенаторов.

Почему же все эти влиятельные люди вынуждены хранить свои несметные богатства буквально дома в сундуках, что твой Скупой рыцарь? Связано это с тем, что Центробанк стал гораздо жестче противодействовать отмыванию преступных денег. Плюс к этому чиновников и правоохранителей вынудили аккуратно декларировать свои доходы и расходы, да еще и прилагать при этом справки из банков — особо не разгуляешься.

Но для экономики в этом есть свой минус. Дело ведь не только в хищении.

Когда кто-то приобретает на уворованные деньги квартиру, редкие дорогие монеты или картину, не говоря уже об отеле или нефтяной вышке, эти неправедно нажитые деньги все равно запускаются в экономический оборот. Снуют горничные, вгрызаются в недра маркшейдеры — есть рабочие места, зарплаты, какие-то отчисления в бюджет.

Не оправдываю жуликов, просто делаю расклад.

Другое дело — хранение огромных сумм наликом. Эти деньги абсолютно не участвуют в хозяйственной деятельности, они вчистую отобраны у государства и населения. Даже не верится, что сейчас такое бывает — ведь времена подпольного миллионера Корейко, который имел денежки да не мог их потратить в Стране Советов, давно миновали.

Что же это за новый-старый феномен такой появился?

И много ли по стране таких складов наличности, как у правоохранительных полковников?

Попробуем разобраться.

Исследований о размерах коррупционной заначки в стране никто не проводил. Но есть данные, сколько бумажных денег хранится (не в банках, а на руках!) у населения в целом. По информации Росстата за 2018 год, примерно 6 трлн рублей.

Плюс валютные заначки — по экспертным оценкам, где-то на $21 — 25 млрд, это еще примерно 1,5 трлн руб.

Итого — 7,5 трлн руб.

Но сколько из них лежит под матрасом у честных тружеников, боящихся довериться банкам, а сколько — в чемоданах коррупционеров?

— Думаю, можно говорить о сумме не менее триллиона рублей, — прикидывает зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн. — Если 10 лет назад взятки на что хотели, на то и тратили, то сегодня ситуация другая. Да, существуют различные схемы, перекачивающие наличность на подставные фирмы с доверительными управляющими, но все это сложно и дорого. А главное — ненадежно. Помню, мне рассказывал соратник Березовского по «ЛогоВАЗу» Самат Жабоев, как Борис Абрамович общался с сильными мира сего. «Ваша доля учтена, — убеждал он своих благодетелей. — Выйдете в отставку, все у вас будет». Понятно, что когда приходило время расплачиваться, то помогавшие Березовскому чиновники ничего не получали. Сейчас люди на слово уже не верят. Поэтому и накапливаются такие «острова наличных сокровищ» — в ожидании удобного момента, когда можно будет их во что-то вложить. Думаю, что найденные миллиарды — это все-таки не личные деньги Захарченко и Черкалина, а некие общаки, где они всего лишь держатели, но это не отменяет сказанного: наличные — наиболее безопасный способ хранения.

«ДЕНЕЖНЫХ СКЛАДОВ» В СТРАНЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕСКОЛЬКО СОТЕН!

Однако по мнению полковника ФСБ в отставке, а ныне эксперта по банковской безопасности Максима Мельничука, общий объем коррупционных заначек гораздо больше.

— Только в центральном аппарате силовых ведомств насчитывается по десятку ключевых подразделений, курирующих экономику: отдельные люди сидят на транспорте, банковском секторе, строительстве, бюджетных расходах, топливно-энергетическом секторе… И прибавьте к ним региональные подразделения… И — чисто оценочное суждение — если предположить, что на каждом направлении есть свои Захарченко и Черкалины, аккумулирующие поступающую в подразделения наличность, то получается уже таких складов с наличностью в России порядка 300. Умножаем на средний размер коррупционной заначки (10 млрд рублей) и получаем цифру в 3 триллиона рублей.

— С математикой не переборщили? — спрашиваю у собеседника, который поработал и в департаменте собственной безопасности МВД России — подразделении, которое борется с оборотнями в погонах.

Он качает головой.

— Скорее занизили. Ведь, кроме нечистых на руку силовиков, есть еще высокопоставленные гражданские чиновники.

Цифра в 3 трлн взята не с потолка. Оценить сумму криминальных заначек в масштабах страны можно из объема валового регионального продукта (ВРП) — это обобщающий показатель экономической деятельности региона.Чем активнее экономика в регионе — тем больше денег оседает у проверяющих и контролирующих, у сажающих и отпускающих, это понятно. В Москве ВРП составляет без малого 16 трлн рублей, а в целом по России — 75 трлн. Соотношение — примерно один к пяти. Значит московский результат умножаем на 5. И получим, сколько таких, полковничьего масштаба, заначек раскидано по России — получается 300. Если принять, что средний объем подпольного хранилища 10 млрд (вполне логично: у Захарченко 9 млрд, у Черкалина — 12 млрд), получится, что вся коррупционная наличностьтянет где-то на 3 трлн руб. Это только клады тех, кто ворует, находясь при должности. А ведь же еще и чисто разбойничьи, криминальные припасы, мы их пока даже не учитываем.

Что же такое эти хранящиеся в наличной заначке 3 трлн рублей?

Резвиться так резвиться!

Помните фильм «Ширли-мырли»? В финале картины вся страна дружно летит на Канары. Так вот, на такие деньги эту киносказку можно сделать былью.

Поделим коррупционные триллионы на 147 млн нашего населения и получим 20 408 руб. на нос. Пусть не на неделю, а на парочку дней, и не олинклюзив, а в самом простеньком по канарским меркам отеле, да не летом, а в низкий сезон — зато Канары. Еще и на обратную дорогу останется.

Ну да, сейчас-то в моде Мальдивы. Ничего, туда тоже хватит — правда, только в один конец.

Ну а если кроме шуток, то 3 трлн — очень серьезная сумма. Это в три раза больше, чем стоимость программы по борьбе с онкологическими заболеваниями до 2024 года. А еще это больше, чем треть Пенсионного фонда России.

Только для того чтобы вернуть эти деньги в экономику, их нужно найти.

«Безопасно потратить грязные деньги все сложнее»

— Одна из особенностей современного коррупционного бизнеса — до 80% денег в нем хранится в наличных, — сказал «КП» глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. — Кеш не оставляет следов. Торговля наркотиками, оружием, а сейчас, с усилением контроля за финансовыми потоками, и взятки — все это идет только через наличные.

Раньше можно было вывести деньги за рубеж через бывшие советские республики, приобрести недвижимость в БолгарииРумынииВенгрии (никто не интересовался происхождением денег), теперь это сложнее — все отслеживается по межгосударственным договорам о содействии в области борьбы с отмыванием преступных доходов.

Так что окно возможностей открывается все реже. Поэтому люди сидят и ждут — а объем наличности тем временем накапливается.

И тут уже что раньше — то ли окно откроется, то ли с обыском придут.

Читать еще…

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции!

Источник: kp.ru

Фото

Уважаемые читатели,если у вас есть свое мнение на происходящее в России присылайте свои статьи нам на почту riared@yandex.ru мы с удовольствием опубликуем их на сайте,спасибо что вы с нами!

Комментарии читателей

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие новости

Календарь записей

Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

События